понедельник, 13 мая 2013 г.

Эра автономного обучения

Автор: Владимир Нюренберг

Лирическое вступление


В самое ближайшее время наши представления о том, как мы учимся, изменятся самым кардинальным образом. Как когда-то распространение книгопечатания и книжной культуры стало основой широкого распространения грамоты (письма и чтения), так Интернет-технологии станут началом эры самообразования. Несколько веков назад распространение технологий книгопечатания наряду с изменением организационных форм образования стали основой для становления современной школьной системы. Однако эти трансформацией не имели бы смысла, если бы не происходившие параллельно институциональные сдвиги, связанные с секуляризацией и появлением светского образования. Сегодня мы наблюдаем нечто подобное.

Реальность новых технологий

Благодаря появившимся в последние десятилетия технологиям «оцифровки» данных появилась возможность создавать контент любого формата и обеспечивать к нему удаленный (бесплатный или относительно недорогой) доступ практически из любой точки. И это происходит не только с контентом. Технологии позволяют моделировать и воссоздавать практически любой объект или процесс, который может быть использован для учения. Пока любая «симуляция» требует усилий квалифицированных разработчиков, однако раньше они требовались и для конструирования простейших сайтов, которые сейчас могут быть созданы в любом количестве и качестве мало-мальски продвинутым пользователем.
 


Плюс к этому манипулирование этими объектами может быть совершенно свободно от (принудительного) контроля со стороны других людей, а значит и от каких бы то ни было ограничений. Функции сопровождения и поддержки таких манипуляций сейчас могут быть переданы специальным сервисам. Или, что лучше, людям которых мы сами выбираем. «Ученик с высокой мотивацией, не имеющий особых трудностей в учении, часто не нуждается ни в какой помощи, кроме показа того, чему он хочет научиться» (И. Иллич). ИТ позволяют находить таких «мастеров» - носителей навыков. С помощью веб-сервисов (социальных медиа), каждый из нас может стать участником любого сообщества профессионалов, находить самых авторитетных экспертов, общаться с ними и учиться у них. Это уже не вопрос технологий. Это лишь вопрос коммуникативных барьеров и их преодоления.
Однако сегодня мы становимся свидетелями не только взрывного роста технологий, но и важных институциональных сдвигов, которые станут катализатором трансформации и развития современной инфраструктуры образования.

Рыночные игры в MOOC

Одним из индикаторов этих сдвигов, на мой взгляд, является «расцвет» MOOC-проектов. Возможно, мои соображения и выводы априорны. Полагаю, что эти проекты, не только экспансия крупнейших университетов на глобальный рынок (см. «Общественное благо или рыночные игры. Реальные причины появления MOOCs»), но и ответ на вызов последнего десятилетия, связанный с выходом на рынок образования новых провайдеров образовательных программ. Используя ИТ, последние снижают издержки на организацию учебного процесса, охватывающего значительную (в территориальном, а не количественном смысле) аудиторию, концентрируя ресурсы на создании специализированных учебных программ по актуальным направлениям (специалисты с востребованными навыками, а не с фундаментальной подготовкой).

Университетские консорциумы (это, кстати, также одна из важнейших трансформаций: крупнейшие игроки рынка объединяют свои ресурсы для реализации он-лайн проектов) идут в том же направлении. Открытые массовые курсы – это площадка для привлечения учащихся с целью дальнейшего выявления и отбора талантливых сотрудников, и их рекрутинга для сферы высокотехнологичного бизнеса (см., например, Coursera's Career Services). Для реализации этой и смежных стратегий университеты открывают бесплатный доступ к своим курсам и предлагают учащимся сертификацию непосредственно по их завершению, а не в рамках интегрированных квалификационных (т.н. «базовых») программ.

Это иная модель построения образовательной программы – открытая (open curriculum). Некоторые северо-амерамериканские учебные заведения широко используют эту модель как дополнение к «базовым» образовательным программам. Предполагается, что за счёт «открытой» части программ, учащиеся могут «усиливать» свою подготовку, проходя курсы, которые они считают необходимыми для своего личного или профессионального развития. (см. определение).

Массовые открытые курсы как новый виток в развитии открытых образовательных ресурсов расширяют применимость такого, «открытого» подхода. «Если воспользоваться аналогией с музыкальной индустрией, университеты до сих пор предлагали программы в виде «альбомов» - четыре года обучения по программе бакалавриата, в которой специальные дисциплины (major) шли в комплекте с базовой образовательной программой (core curriculum). В будущем будут предлагаться более компактные, целевые образовательные сертификаты и «кредиты» (единицы аккредитации выполнения учебного плана – В.Н.), из которых студенты смогут выбирать, чтобы создавать свои собственные академические портфели. Станет возможным одновременно пройти курс по математике в Массачусетском технологическом институте, инженерный класс в Пердью (Purdue) и, возможно, с курсом в области права по защите окружающей среды от Йельского университета, выстраивая междисциплинарное образование, ориентированное на собственные интересы и цели карьеры» (см. Натан Харден «Конец университета, каким мы его знали»).

Как мне представляется, это следующий шаг в создании возможностей для персонализации обучения. Насколько глубоко эти перемены в итоге затронут организационные основы существующей образовательной системы, судить сложно. Однако даже если данная модель будет существовать хотя бы как дополнение к сложившейся практике формирования и реализации образовательных программ, это уже будет хорошим подспорьем всем желающим и оспособленным учиться самостоятельно.

Признание неформальных учебных достижений


Пожалуй, ещё более революционным начинанием в сфере образования на сегодняшний день является обсуждаемые в русле концепции непрерывного образования принципы признания всех возможных учебных достижений. Речь идёт о создании дополнительные к существующей системе сертификации («официального признания соответствующими органами институционального приобретения образования») механизмы «валидации» всего спектра имеющихся у человека квалификаций и знаний, вне зависимости от того, как и когда они были приобретены (см. Габриэлэ Мацца «Взаимодействие между формальным и неформальным образованием направлено на повышение компетенции для занятости молодежной работой»).

Не буду подробно останавливаться на характеристике данной инициативы. Ободряет, что она реализуется на уровне национальных и интернациональных правительственных учреждений. Трудно судить чего в этой системе будет больше бюрократических элементов или адекватных механизмов оценки компетентности человека в решении определённых задач. Важен сам прецендент, а также растущий на этой волне интерес к альтернативным системам аккредитации, которые в основном продвигаются частными компаниями и фондами. Какой бы из подходов – государственный или частный – в итоге не возобладал, эти альтернативные системы аккредитации могут дать множеству желающих продемонстрировать и подтвердить свои навыки без необходимости «заканчивать» формальные учебные курсы и программы.

Эмоциональный эпилог от первого лица

Как утверждал Иван Иллич (и с ним трудно не согласиться): «каждый желающий учиться знает, что ему нужны информация и критический отклик на неё». В этом смысле, для меня, лично, нет разницы между формальными и неформальными учебными пространствами, потому что и те и другие предполагают личные усилия учащегося в наращивании и форсировании своей компетентности.
Технологии лишь раздвигаются границы этих пространств, а институциональные трансформации могут сделать эти пространства взаимопроникающими. И те, и другие создают для меня возможности расширять свои горизонты (делать прорезь в надетом на голову «ведре» шире) и дают мне инструменты для непрерывного поиска таких возможностей. Обустраивая своё персональное учебное пространство, я могу выбирать Мастеров, у которых хочется учиться, а иногда и банить (в смысле «идите,bitte, в баню») тех, кто, разбираясь в теориях и методологиях, путает троллинг с содержательной работой.

И в завершении две цитаты, которые достаточно близки моим представлениям об автономном обучении в создаваемом собственными силами и с помощью ИТ персональном учебном пространстве.

«Информация может быть получена от предметов и от людей. В хорошей образовательной системе доступ к предметам возможен по личной заявке ученика, а доступ к тем, кто владеет информацией, требует их согласия. Критика также может поступать по двум каналам: от ровесников и от старших, т.е. от разделяющих мой интерес и от тех, кто готов поделиться со мной своим опытом. Сверстники могут быть коллегами, перед которыми встал тот же вопрос, компаньонами по играм и развлечениям (или по трудностям), готовыми и к прогулкам, и к любым играм. Старшие могут посоветовать, какой метод и когда использовать, какую компанию для какого дела искать. Они могут помочь поставить правильный вопрос или прийти на помощь, если не находится ответ». (Иван Иллич).

Мы ищем новые идеи в нашей социальной сети, а затем отфильтровываем их через более целенаправленные обсуждения с нашими сообществами практики, где у нас доверительные отношения. Мы осмысливаем эти эмбриональные идеи, делая новые вещи, либо индивидуально, либо в рабочих командах. Затем мы можем поделиться нашими наработками, прежде всего, с нашей командой или, возможно, с нашим сообществом или даже нашей сетью. Мы используем наше понимание наших сообществ и сетей, чтобы решать, с кем и когда, поделиться своими знаниями». (Гарольд Джарш).

В общем: собирайся народ, кто в догонялки идёт!

Комментариев нет:

Отправить комментарий