пятница, 16 октября 2015 г.

Мысли про storytelling

Автор: Иван Булавкин

Увлекся темой сторителлинга, хотел сделать мастер-класс для преподавателей, в процессе подготовки появилось много мыслей, решил выплеснуть часть из них в наше с Вами электронное сообщество. Хотя многие вещи адресованы учителям и преподавателям, думаю, что и корпоративщикам что-то пригодится.
Наверное, надо немного рассказать вам о себе.
В детстве, как и многие другие дети, я задумывался о профессии учителя, это нормально для ребенка, который впервые столкнулся со школой, либо еще не столкнулся с ней, а всего лишь мечтал о том, как ему будет там интересно. Это желание подкреплялось тем, что в школе я бывал задолго до того, как пойти в первый класс, моя мама – учитель начальных классов. Мы с братом часто бывали у нее в школе, видели ее класс, видели, как доброжелательно к нам относились ее ученики, и как весело было с ними на переменах. Нам нравилось, как мама рассказывает сказки, и мы предвкушали, как интересно будет в школе, потому что такие люди, как наша мама, будут делать это целыми днями, да еще и в окружении множества друзей. Естественно, к 11 классу всякие мечты о работе учителем испарились.
Я не пошел учиться в педагогический, меня интересовала наука, я учился на археолога, ездил в археологические экспедиции, где со второго курса был сначала бригадиром на раскопе, а затем заместителем начальника экспедиции. Получилось, что фактически я был помощником моего научного руководителя и отвечал за то, что руководил работой студентов на раскопе. Передо мной стояла сложная задача: научить работать на раскопе студентов и заставить их работать эффективно. Мой научный руководитель был мудрым педагогом (хотя он в этом никогда не сознается) и даже не пытался вмешиваться в мою работу, лишь изредка намекая мне на возможные варианты моих действий, оставляя, впрочем, выбор за мной.
Естественно, поначалу, не имея опыта руководства людьми, я закручивал гайки, давил на практикантов, пытался угрозами заставить их хорошо работать. О чем я думал? Наверное, что боятся – значит уважают. Лишь к пятому курсу я понял, что боятся – значит боятся, а не уважают. Ситуация изменилась, я захотел, чтобы мне доверяли. Я стал внимательнее относиться к своим подчиненным, находил индивидуальный подход к каждому, рассказывал байки и т.д. Каково было мое удивление, когда за очень короткое время, из деспота, я превратился для практикантов в любимого члена экспедиции, а главное, как это отразилось на качестве работы и их заинтересованности.
После университета я пошел работать преподавателем в колледж, только потому что в нем работали мои друзья по экспедиции.
Естественно, мой уже отработанный в экспедиции подход к людям дал плоды и на новом поприще, после трех лет работы в колледже, я стал его директором.
Образование стало моей страстью. Вот уже несколько лет я занимаюсь тем, что хочу сделать образование современнее и интереснее. Считаю, что это возможно, нужно всего лишь периодически останавливаться, оглядываться по сторонам и главное внимательно присматриваться и прислушиваться к своим ученикам.
Два года назад я понял, что мне необходимо делиться своими наработками с другими педагогами. Педагогический дизайнер – это человек помогающий педагогу найти правильные дорожки к обучению его учеников. Поэтому, на всех курсах, которые я веду, во всех своих выступлениях, я преследую одну цель, сделать так, чтобы наше с вами сотрудничество стало постоянным. Чтобы это была профессия, а не отдельные выступления.
Первый мой опыт общения с коллегами был довольно интересным: я собрал шестьдесят преподавателей в одной аудитории и принялся рассказывать им о технологиях электронного обучения, при этом в первые полчаса нашего общения я пытался понять, а что они обо мне думают. Когда, одна из коллег (в последствии я узнал, что это была директор школы) начала закрывать глаза, не имея возможности сдерживать зевоту, тогда я понял, что не всем так интересно то, чем я увлекаюсь. Я начал рассказывать истории, я престал говорить о той или иной технологии, превознося ее преимущества, я позволил коллегам судить о них самостоятельно. Аудитория оживилась. Семинар прошел замечательно, прежде всего потому, что я никому не указывал, как надо работать, я всего лишь поделился несколькими историями. Тем не менее, коллеги сделали нужные мне выводы.
Надеюсь, что и вы начнете пользоваться такой стратегией.
Ну а теперь о сторителлинге.
Сторителлинг – мегапопулярное явление, которым я заинтересовался сравнительно недавно, всего год назад. Занимаясь онлайн-обучением, мне хотелось использовать все самые новые и интересные вещи, в том числе сторителлинг.
Изучив литературу (а ее много) и бесчисленные интернет-публикации, я пришел к выводу, что занимаюсь сторителлингом так или иначе около 10 лет. Я даже нашел одно документальное подтверждение - диплом лауреата фестиваля «Маршрутные байки- 2006». Нет не подумайте, я не собирался выступать ни на каких фестивалях, просто в рамках научной конференции, на которой я выступал с докладом, таким, знаете, нормальным скучным научным докладом что-то вроде «Система жизнеобеспечения населения Южнотаежного Прииртышья во второй половине 1 тыс. до н.э. по данным городища Новоягодное 4». В последний день конференции всех участников повели на этот фестиваль, в рамках культурной программы. Все было просто – фестиваль проходил в том же доме отдыха, где и конференция. Представьте, все уже выступили на конференции, был небольшой банкет, и вот после этого фестиваля банкет должен был продолжиться, сосны, отроги Саян, веселое настроение, в общем товарищи просто выпнули меня на сцену, мол давай покажи, что значит настоящие байки. Мне было как-то неудобно, все-таки в фестивале участвовали какие-то барды, они пели песни и рассказывали истории из своей туристической жизни, они вроде как в этом профессионалы, по части историй у костра, и тут я. Но банкет, хоть и был небольшой, но некоторое действие на меня уже успел оказать, плюс коллеги были очень убедительными, договорились за кулисами, в общем я вышел. Если бы тогда я знал это слово, то мог бы сказать, что это был stand up, но такого слова я не знал. Поэтому просто что-то рассказывал, все смеялись.
В чем сила историй, в том, что они цепляют, и главное, что их хочется пересказать другому, поделиться, дополнить и приукрасить.
Если вы даете обучающемуся некий учебный материал, он может его послушать или прочитать и благополучно забыть, в общем то так в основном и происходит, но, если услышанное или прочитанное кому-то рассказать, привнести в него что-то свое, то это наверняка останется в памяти надолго, если же история побудила к действию и в результате учащийся что-то сделал, то это и есть эффективное обучение.
Истории побуждают, вовлекают, оставляют глубокий след.
Почему это происходит? Потому что любая хорошо рассказанная история – это ваш личный опыт, людям интересно наблюдать за людьми, нет ничего интереснее, чем знать, что волнует другого человека, о чем он думает, чего боится, что любит. Нет ничего интереснее личного. Главная особенность человека в том, что ему очень важно знать, что думают другие люди, можно сказать, что это одна из самых базовых потребностей. Если человек говорит, что ему совсем не интересно знать, что думают друге люди, то это скорее всего защитная реакция. В мире нет настоящих циников, если вы встретили такого человека – попытайтесь выяснить, что с ним такое случилось, попытайтесь ему помочь, растопите лед хорошей историей.
Наверняка вы слышали от некоторых коллег, что нужно держать дистанцию с учениками и лучше ничего личного о себе не рассказывать, все только по делу, сухие факты и ни грамма сантиментов. О, это ужасные преподаватели, студенты не любят их занятия, после окончания вуза они не могут вспомнить об этих предметах решительно ничего. Почему? Потому что они не вкладывали себя в процесс обучения.
Джулия Дирксен, автор бестселлера «Искусство обучать», в своей книги написала любопытное наблюдение: когда у человека хорошее образование, он говорит: «У меня были замечательные учителя.»
Более того, если вы спросите этих людей что они думают об истории или физике, то они начнут рассказ именно с личности учителя, подробно останавливаясь на внешнем виде, чертах лица, походке и прочих мелочах, затем они вспомнят пару забавных историй, а потом продемонстрируют глубокое понимание учебного предмета. Почему, да потому что им было интересно, интересное мы запоминаем и бережно храним.
Не надо путать настоящий интерес с дешевой популярностью, которую пытаются получить люди с помощью ненужного эпатажа и привлечения внимания к своей персоне, бывали и такие учителя, но кто их помнит, вернее, что мы о них помним, а что мы помним об их предмете?
Что дают нам истории? Почему мы так любим истории?
История дает великую ценность – она дает слушателю возможность самостоятельно найти истину, то главное, что скрыто в истории. Мы не просто излагаем готовые факты или формулы (правила, ценности и т.д.), мы излагаем историю, слушатель сам приходит к нужным выводам. История – процесс творческий не только для рассказчика, но и для слушателя.
Чем же будет полезен сторителлинг для педагогов? Многие думают, что истории помогают заинтересовать и увлечь учеников, удерживать их внимание, то есть рассматривают сторителлинг, как инструмент сугубо мотивационный. Однако, это только одна из функций сторителлинга.
Впрочем, начнем мы именно с этой функции.
Каким образом, работает мотивация? Что это вообще такое? По моим личным наблюдениям, с мотивацией к обучению в последние пару десятков лет наблюдаются большие проблемы, сужу я об этом, конечно, не опираясь на какие-либо серьезные исследования в области изучения поведения современных детей, а скорее опираясь на многочисленные работы педагогов, которые в больших количествах публикуются в специализированных журналах, на сайтах, посвященных педагогике, и в профессиональных сообществах в социальных сетях. И речь в данном случае идет не о проблемах с мотивацией у детей, а о проблемах с мотивированием своих учеников педагогами.
К сожалению, педагоги часто путают мотивацию с простым информирование учеников, о возможности получить неудовлетворительную оценку.
Почему такая мотивация не работает? Потому что, это вовсе не мотивация.
Келли Макгонигал в своей книге «Сила воли. Как развить и укрепить» описала нейробиологические механизмы мотивации. Считается, что дофамин – это гормон счастья, который отвечает за удовольствие, однако исследования показали, что этот гормон участвует в мощном механизме подкрепления желаний. Дофамин заставляет хотеть удовольствия, предвкушать счастье, а не быть счастливым. Человек, под воздействием дофамина, готов на любые действия, лишь бы достичь желаемого. Этот мощный эволюционный механизм позволил человеку выживать и терпеть любые испытания ради пищи и продолжения рода. Механизм подкрепления имеет и обратную сторону – он посылает сигналы и в центр, отвечающий за стресс, вызывающий сильнейшие переживания от одной только мысли упустить желаемое удовольствие. Стресс действует на человека разрушительно, снижает его когнитивные способности, подавляет силу воли. Обещая плохие оценки мы вызываем стресс у учеников, который становится сильным антимотивационным фактором.
Ожидание удовольствия, подкрепленное небольшим волнением, является эффективным мотивационным механизмом. Однако, с развитием медиакультуры и интернета, дофаминовые впрыски у современного ребенка происходят так часто, что он становится зависимым. Одна только реклама предлагает нам столько обещаний вкусной еды и сексуальных отношений, что это делает нас абсолютно зависимыми. Дофамин помогал человеку в древности в условиях дефицита, но в условиях потребительского общества, он становится довольно опасным.
Мотивация педагога не работает, потому что в основном вызывает стресс. Школа (колледж, вуз) сама по себе является фактором стресса, поскольку угрожает всему тому, от чего ребенок получает свои дозы дофамина. Мы заставляем его сидеть смирно, не пользоваться своими гаджетами и внимательно слушать учителя – не удивительно, что дети ненавидят школу.
Еще одна очень важная сторона мотивации: мы не можем верить человеку и тем более что-то делать, только потому, что он этого просит, не доверяя ему.
Недоверие к другому человеку – это естественное состояние человека, наш защитный механизм. Чтобы кому-то довериться, нам надо хорошо знать человека, а главное его отношение к нам. Это биологический факт!  Парадокс заключается в том, что мы, как правило, пренебрегаем этим фактом, считая, что имея формальную власть над человеком, нам не обязательно пытаться объяснить ему, что нам можно доверять. Это одно из самых частых заблуждений начинающих руководителей (и к сожалению, не только начинающих) и педагогов.
Как вы думаете, зачем я рассказал вам историю в начале про мое детство и приход в профессию? Чтобы вы мне немного доверились. Чтобы было, если бы я начал с того, что перечислил бы свои должности и сказал, что я эксперт в такой то области? Вы бы подумали что-то вроде: «Ну, ну, да что ты вообще понимаешь, подумаешь эксперт».
Я видел много примеров экспертов, которые, не установив доверительные отношения с публикой начинали свое выступление, а в глазах слушателей видели только недоверие и немой вопрос: «А с чего ты вообще это все взял?»
То же самое ощущают и ваши ученики, они доверяют своим родителям, причем до определенного возраста, доверяют своим друзьям, но с чего вы взяли, что они могут доверять вам, когда вы говорите, что ваш предмет им очень пригодится в жизни. Мне вот 32 года, а я все жду, где мне пригодится тригонометрия.
Моя бабушка постоянно рассказывала мне истории, некоторое время назад я помогал опубликовать книгу ее воспоминаний, договаривался с издательством, участвовал в редактуре. Почему? Потому что, я думаю, что она сыграла важнейшую роль в становлении моих ценностей. Бабушка является убежденным поклонником русской литературной классики, убежденным сторонником просвещения в области литературы, изобразительного искусства, музыки и т.д. Всю жизнь она посвятила сельской библиотеке и обществу «Знание».
Поэтому, у меня есть очевидный ответ, на вопрос почему я люблю читать, слушать хорошую музыку, почему я интересуюсь живописью и с удовольствием делюсь своими мыслями с окружающими.
Сила сторителлинга в том, что он не просто заинтересовывает и вовлекает, он создает ценности – самую глубокую мотивацию.
Коллеги, играл ли кто-нибудь из вас в школьном или студенческом театре, либо в любом другом любительском театре?
Как вы думаете, как удается актерам помнить всю свою роль на протяжении всего спектакля?
Верно, она упакована в историю. Забыв роль, мы можем импровизировать так, что это не нарушит общего смысла, потому что мы помним основную мысль и сюжетную линию.
Драматургия упаковывает смыслы так, что мы не только не можем от них оторваться, но и долгое время забыть их.
Помните: «Весь мир театр! В нем женщины, мужчины – все актеры!»
Все мы немного лицедеи. Причем тут Шекспир?
А при том! Любой человек соответствует определенным моделям поведения, у каждого человека запасено несколько таких моделей, они формировались в нас с самого начала нашей жизни. Это наш характер, это те прочные нейронные связи, которые отвечают за то, как мы реагируем на те или иные факторы окружающей среды. Это наш жизненный опыт.
Обучение – есть ничто иное, как привнесение новых моделей поведения или дополнение уже существующих.
Истории позволяют легко вплести новые смыслы в модель обучающегося, но только в том случае, если обучающийся станет героем истории, примерит ее на себя.
Заметьте история всегда содержит в себе определенные сложности, альтернативы, в ней не должно быть одного правильного решения, так наши ученики смогут не только освоить нужные навыки, но и понять, где и когда их нужно применить. А ведь именно в этом и состоит зачастую проблема, когда мы говорим о том, что образование не всегда помогает успешной карьере или вообще в жизни. Выпускники знают, умеют, но не знают или не помнят, в какой именно момент применить тот или иной навык. В обучении знания и навыки вырывают из жизненного контекста. Простые примеры, демонстрирующие какие-либо знания или навыки – это не истории, истории сложнее, они являются единым целым и влияют на человека очень глубоко. Примеры - всего лишь части этого целого, которые не трогают глубинных психологических процессов.
Более того, такие важнейшие понятия как ответственность, честность, уважение чужой позиции и т.д., не вписанные в контекст, остаются совершенно пустыми и незаметными. Мы декларируем многие вещи, как значимые, но только тогда, когда они за гранью контекста. Мир же сложнее и многограннее.
Даже взрослый человек теряется во множестве абстрактных идей, принципов, правил, которыми насыщена жизнь, что тут скажешь про ребенка. Облекая абстрактные понятия в историю, мы даем ему карту, визуальное и осязаемое представление о действительности, абстрактные понятия в действии.
К примеру, ребенку можно много раз говорить о том, что нужно смотреть по сторонам, переходя улицу, но запомнит ли он это, а тем более, будет ли он это делать? Хорошая история может «запрограммировать» человека на определенное поведение. Для этого на человека нужно оказать сильное впечатление. Ваш ребенок обязательно будет смотреть по сторонам, если вы расскажите ему историю о совершенно конкретном ребенке, зайчике или цыпленке, который не смотрел по сторонам и поплатился за это. У ребенка должно появиться сопереживание, он должен примерить на себя эту историю, тогда дело сделано.
А теперь давайте поговорим о том из чего состоит хорошая история.
Хорошая история – это драма!
Обратимся к законам драматургии. Во-первых, любая хорошая история – это единое целое, последовательное повествование. Героем повествование должна стать цельная натура, мы должны понять героя, знать его, сопереживать ему. Идеально, если он похож на нас с вами, или мы хотим быть похожими на героя. Почему, к примеру большинству взрослых людей нравятся советские фильмы, посмотрите на героев – это же мы с вами.
Во-вторых, для того, чтобы история стала драматической, герой должен столкнуться с препятствием, именно в этот момент завязывается так называемый драматический узел.
В-третьих, непременным атрибутом любой драмы является борьба, препятствие выражается в конкретных действиях, которые противостоят стремлению героя. Борьба может быть и внутренней, когда герой противостоит себе, к примеру своим слабостям, а может быть внешней – с другими людьми, с государством, обществом, ценностями, нравами и т.д.
При конструировании истории надо помнить о композиции в драматургии.
Вспомним, любое повествование начинается с экспозиции или завязки. Вы должны понять, что никто из ваших слушателей ничего не знает о вашем герое, поэтому мы должны объяснить им:
-кто персонажи;
-где они находятся;
-когда происходят действия;
-что они хотят (собственно завязка).
В хорошей драме, вслед за завязкой происходит нарастание действия, когда интерес зрителя постоянно подогревается, в противостояние вводятся новые силы, происходят маленькие победы и поражения, зрителю кажется, что исход уже понятен, но в этот момент решающая битва снова откладывается. Без этого нарастания драма становится слишком простой.

Следующий этап – кульминация, момент, когда происходит катастрофа, момент решающей битвы. Все заканчивается развязкой, которая окончательно ставит точку.
Есть один нюанс: часто история является интересной не только потому, что рассказана по всем канонам драматургии, но и потому, что рассказана вопреки канонам, но для того, чтобы удивить человека нарушением канонов, их надо знать.
Вся драматургия необходима для одного – оставить глубокий эмоциональный след, это поможет запоминанию, это позволит примерить на себя ситуацию. А вот то, что помогло герою выиграть противостояние – и есть тот полезный учебный материал, как говорят, инсайт, ради которого все и затевалось.
К примеру, мой сын, ему сейчас три года, моя мама говорит, что он такой же оболтус, как и я, потому что когда его начинаешь чему-нибудь учить, он начинает баловаться, выкрикивать всякую ерунду и постоянно вас перебивает, вероятно ему больше подходит роль обучающего, чем обучающегося. Недавно он смотрел мультик, в котором была рассказана история о мальчике, который совершил проступок, его попросили присмотреть за лавкой, пока его подруга, торгующая в этой самой лавке, отлучилась, он же съел целую корзину ягод, которые там продавались. Вместо того, чтобы признаться, мальчик придумал какого-то монстра, который съел ягоду и которого мальчик, якобы, прогнал, этим он напугал весь город, все его друзья дежурили всю ночь, произошло недоразумение, из-за которого его друга чуть не признали монстром и т.д. В итоге, сильно переживая и борясь со страхом потерять друзей, мальчик решился и рассказал всю правду. Все высоко оценили его смелость, то что он не испугался признаться, в общем все закончилось хорошо. Так вот, после просмотра мультика, мой трехлетний сын подошел ко мне и изрек, что нужно всегда говорить правду и тогда с тобой будут дружить.
То есть, ребенок понял ровно то, что и должен был понять, причем до этого он дошел сам. Как вы думаете, какой воспитательный эффект был бы, если бы я просто сказал ему, что врать не хорошо?
Поучительная история всегда лучше пустых нотаций.

Так или иначе, но придумывая историю, необходимо хорошо изучить конечного потребителя, это необходимо для адекватного выбора сюжета.
Так, к примеру, зная, что моя аудитория состоит из педагогов, а педагоги в нашей стране, преимущественно женщины, для демонстрации определенных идей, завершая рассказывать про драматургию, я выбрал историю про своего сына, поскольку тема детей цепляет, что называется, женскую аудиторию. Если бы я рассказывал историю руководителям отделов продаж какой-нибудь компании, я скорее всего рассказал бы историю, про моего знакомого, который никогда не навязывал покупателям свое мнение, с детства был скромным и умным, ценил чужое мнение и умел слушать, поэтому покупатели ему доверяли, он больше спрашивал и слушал, нежели говорил, и в итоге – это сделало его лучшим продажником компании.
Но, что еще важнее, вы должны не просто изучить аудиторию, вы должны четко представлять себе свою цель, цель должна быть сформулирована исходя из того, что действительно нужно слушателю и почему он до сих пор этого не достиг, так вы поймете с кем или с чем вам или герою вашей истории придется сражаться. Если у вас нет проблемы, то есть ваш герой не хочет чего-либо так сильно, что не сможет без этого жить – значит история будет неэффективной и не интересной. Если вы не поймете, что мешает вашим ученикам достичь цели, то герою истории не с кем будет бороться, нет борьбы – нет истории.
Второй шаг, это описание героя и места действия. Этим никогда нельзя пренебрегать, поскольку детали, рождают у слушателя картинку в голове, без картинки, не будет интереса и сопереживания. Помните, когда вы взахлеб читаете интересную книгу, вы просто видите героев, ощущаете их голос, представляете место действия, поэтому вам очень жаль расставаться с книгой, когда вы ее дочитали, герои стали близки вам.
К примеру, какой сыщик вам будет интересен: просто сыщик из города N, или сыщик, проживающий в Лондоне на Бейкер-стрит, играющий на скрипке по ночам, курящий трубку, помешанный на дедукции, у которого есть друг – доктор и брат, служащий в министерстве иностранных дел? Ответ очевиден.
К примеру, если я собираюсь сделать курс для школьников, то мой герой не должен быть идеальным, он должен быть сложным, ему должно попадать или от сверстников, или от родителей или от старшего брата или сестры, у него должны быть проблемы, это вызовет сопереживания любого подростка, поскольку не бывает подростков без проблем и непонимания со стороны окружающих, постарайтесь – вспомните себя в этом возрасте.
Если же я буду делать электронный курс для адаптации молодых сотрудников, то мой герой будет сомневающийся, но очень талантливый молодой человек, который переживает, что его могут не понять или не правильно оценить опытные коллеги, его будет преследовать неудача, но благодаря искренности и упорности, он завоюет авторитет в компании.

Перед началом работы над историей задайте себе вопрос: как вы хотите повлиять на людей, что вы хотите изменить в модели их поведения. Мало просто изложить факты. К примеру, вы хотите, чтобы ваш ребенок перестал пачкать одежду. Вы постоянно его ругаете и просите больше так не делать. Но проблема в том, что это устоявшаяся модель поведения вашего ребенка, он пользуется ей бессознательно. Попробуйте рассказать историю о том, что вы рано встаете и идете на работу, что вы там делаете, с каким трудностями сталкиваетесь, как вам грубят в автобусе по дороге домой, какую тяжелую сумку вам приходиться нести из магазина и как вам потом трудно каждый раз стирать испачканные грязью вещи. Возможно, ребенок, оказавшийся в вашей «шкуре» посмотрит на свою модель поведения осознанно и изменит ее.
Помните, что намного важнее изменить отношение учащегося к фактам, нежели просто сообщить факты. На самом деле люди имеют намного больше представлений о действительности, нежели они могут переварить и осознать. Люди не пользуются всеми имеющимися в их распоряжении знаниями, не понимая их или считая их сложными, ненужными и т.д. Человек – слабое существо и всегда идет по пути наименьшего сопротивления – такова наша природа. Поэтому, учащийся выбирает простейший путь – зачем мучиться и пытаться использовать всю груду знаний, когда можно ограничиться первым попавшимся. Каждый человек уже все для себя объяснил, у него есть картина мира, которой он пользуется, и он не намерен ее менять. Сообщая новые знания учащемуся, при этом не меняя его картину мира, мы не достигнем успеха в обучении.
Наверняка, многие из вас читая сейчас этот пост, думают, что преподавая ваш предмет знания очень важны, без грамотности нельзя. Я отчасти с вами согласен, но уверен, что куда важнее сообщить ученику желание учиться, необходимо сделать так, чтобы в его картине мира, ваши знания приобрели значимость.

Вернусь к вашей картине мира, вы знаете множество фактов, касающихся школы, знаете множество фактов, касающихся детей, но при этом вы скорее всего довольно консервативно относитесь к тому, как нужно преподавать ваш предмет. Учителя очень часто говорят про индивидуальный подход, но услышав от ученика, что он не понимает какую-то тему или не желает ее понимать, потому что она скучная, вы скорее всего начинаете, что называется, закручивать гайки.
Почему? Потому что отдельные факты не влияют на вашу картину мира.
Если бы меня спросили, какую книгу я считаю самым лучшим учебником, то я, несмотря на то, что не являюсь верующим человеком, ответил бы, что это Библия. По большому счету – это сборник историй, но педагогический эффект – умопомрачительный. Это не книга, которая является набором фактов, это книга, меняющая поведение людей.
Что касается техники рассказывания историй, то она несомненно существует. Но ее бесполезно изучать, хотя есть множество книг, видеокурсов и прочего. Вы провалите любое выступление, если по ходу будете думать, как правильно говорить, делать паузы, ставить ноги и т.д. Будет либо смешно на вас смотреть, либо жалко смотреть, но во всяком случае ваш рассказ будет точно не убедительным.
Техника появляется неосознанно в результате практики, сосредоточьтесь на проживании истории, в ней должна быть истина, вы должны в нее верить, остальное приложится.

Комментариев нет:

Отправить комментарий